Чем питались майя

ОСОБЕННОСТИ ЗЕМЛЕДЕЛИЯ МАЙЯ

Считается общепризнанным, что тот вид экстенсивного подсечно-огневого земледелия — система «мильпа»[4], — который обнаружили у индейцев Юкатана в XVI в. испанские конкистадоры, был широко распространен у майя на всей их территории начиная по меньшей мере с конца II тысячелетия до н. э. Во всяком случае, все виды дошедших до нас этноисторических источников рисуют именно такую картину. Большое значение маисового подсечно-огневого земледелия в жизни майя нашло свое отражение и в их религиозных представлениях, мифологии, искусстве.

Сев маиса с помощью палки-копалки (Мадридская рукопись, XV в.)

В уцелевших иероглифических рукописях XII-XV вв. тексты религиозно-календарного содержания сопровождаются многочисленными цветными рисунками, с исключительной достоверностью отражающими все основные моменты земледельческого цикла: вырубку и выжигание участков в лесу, сев и т. д. Причем действующими лицами во всех этих актах являются божества — покровители земледелия.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreators

Наиболее часто в рукописях изображен персонаж с «глазом бога», с длинным крючковатым носом и кривыми клыками, торчащими изо рта. Он изображается на фоне дождя, с топором, горящим факелом и палкой-копалкой, т. е. с орудиями подсечно-огневого земледелия. Это — бог ветра и дождя К’аш-иш. В рукописях часто можно найти и просто изображения основных земледельческих орудий майя — палки-копалки, топора, факела.

В древности покровитель земледельцев носил имя Ч’ак — «Топор»; в данном случае топор — не оружие, а главное орудие земледельца[5]. Согласно списку 13 небесных богов древних майя I тысячелетия н. э., Ч’ак был владыкой 6-го неба. Иероглиф лицевого варианта цифры 6 представляет собой «портрет» этого божества с горбатым коротким носом и оскаленными верхними резцами.

Бог ветра и дождя К’аш-иш с факелом и топором-кельтом в руках (Дрезденская рукопись, XII в.)

Среди разнообразных произведений искусства майя в I тысячелетии н. э. можно также отметить немало мотивов, связанных с подсечно-огневым земледелием. Сложное мотыгообразное орудие представлено на одном из каменных рельефов с городища Тикаль. Правитель (или жрец), облаченный в пышный костюм с изображением лягушки на груди (земноводные у американских индейцев всегда ассоциируются с водой, дождем, плодородием), левой рукой опирается на мотыгу или усовершенствованную палку-копалку, а правую поднял ладонью вверх, как бы взывая к богам.

Ритуальный сев: правитель бросает горсть зерен маиса (стела 40, городище Пьедрас-Неграс, Гватемала, I тысячелетие н. э.)

В другой группе каменных скульптур (стелах из Тикаля, Пьедрас-Неграса и других древних городищ) запечатлены сцены ритуального сева, совершаемого, по-видимому, лично правителем города-государства. Так, на одной из стел в Пьедрас-Неграсе правитель, облаченный в головной убор из листьев маиса, стоя на коленях на платформе или троне, бросает горсть зерен, взятых, видимо, из длинной узкой сумки, которую он держит в левой руке.

Глиняная статуэтка бега маиса (область Альта-Верапас, Гватемала, VII-IX вв.)

И все же, несмотря на приведенные исторические свидетельства, многие вопросы, касающиеся системы мильпового земледелия майя, оставались до недавнего времени неясными. Прежде всего, требовалось определить реальную продуктивность такой системы.

Территория культуры майя в I тысячелетии н. э. Границы культурно-географических областей показаны цветными линиями; черными квадратами обозначены древние городища

До 60-70-х годов считалось, что майя в I тысячелетии н. э. практиковали подсечно-огневое земледелие того же самого типа, что и их потомки в XVI в. и даже в наши дни. Это означает, что мильповое земледелие было главным занятием рядового общинника и что главная его культура — маис — была тогда такой же, как и сейчас. Однако результаты самых последних археолого-ботанических исследований заставляют усомниться в правильности подобных представлений.

Возделывание маиса по системе «мильпа» — это явно экстенсивная форма земледелия. Она чаще всего используется там, где обстоятельства затрудняют применение более интенсивных методов, или там, где сравнительно редкое население и много свободной земли. Чаще всего мильповое земледелие представлено в лесных равнинных областях тропической зоны.

Суть его состоит в расчистке от зарослей участка джунглей, выжигании его и посадке семян маиса в удобренную золой почву в начале сезона дождей. Если исходить из потребностей и состава пищи современных индейцев майя, то средняя семья нуждается примерно в 1200-1400 кг зерна маиса в год. Видимо, такие же потребности были у майя и в момент испанского завоевания в XVI в.

Мексиканский этнограф Б. Васкес установил, например, что современные майя, сохранившие подсечно-огневое земледелие, получают сейчас на п-ове Юкатан урожай маиса в среднем по 7 ц/га. Чтобы прокормиться, семья, состоящая обычно из пяти человек, должна засевать около 3 га. Суточный расход маиса составляет здесь 4 кг на семью, и, таким образом, на ее обеспечение уходит в год 1460 кг, а 640 кг остается.

Однако подсечно-огневое земледелие накладывало на жизнь майяских общин и свои ограничения. После трех лет непрерывного возделывания поле должно находиться под паром не менее 4-8 лет. Следовательно, на каждый обрабатываемый участок приходилось в 4-8 раз больше земли, находящейся под паром. Любое сокращение периода восстановления плодородия почвы ведет к потере урожайности.

А это строго лимитирует численность населения. При его количественном росте требуются новые массивы земель. По подсчетам специалистов[6], мильповое земледелие могло обеспечить пищей максимум 76 человек на 1 км2. Но если учесть обилие древних руин классического периода в лесных зарослях Южной Мексики и Северной Гватемалы, где через каждые 15-20 км встречаются остатки крупного городского центра с каменными дворцами и храмами, то общие возможности мильпового земледелия по обеспечению столь значительного населения (а по самым скромным подсчетам, оно превышало 2 млн человек) представляются явно недостаточными.

Здесь, видимо, возможны два объяснения: либо в I тысячелетии н. э. у майя имелись какие-то иные, более интенсивные, чем система «мильпа», виды земледелия, либо сама эта система носила несколько иной, более продуктивный характер. Как показали недавние агроботанические и археологические исследования, древнее население низменных лесных областей майя применяло и улучшенный вариант подсечно-огневого земледелия, и более интенсивные способы ведения земледельческого хозяйства.

https://www.youtube.com/watch?v=ytabout

Сравнительно высокая продуктивность подсечно-огневого земледелия майя объясняется целым рядом причин.

Безусловно, во многом она связана с созданием к началу I тысячелетия н. э. стройного агрокалендаря, регламентирующего сроки и очередность всех сельскохозяйственных работ. Создателями и хранителями его были жрецы, которые облекали свои предписания в весьма строгую форму. Из старых документов и хроник известно, как тщательно жрецы устанавливали день выжигания растительности на участках.

Так выглядит современная мильпа сразу после выжигания растительности (окрестности древнего города Майяпан, Мексика, п-ов Юкатан). Фото автора
Руины древнего городища Лабна́ (п-ов Юкатан, конец I тысячелетие н. э.). Фото автора
Руины храма в центре Эцны (п-ов Юкатан, I тысячелетие н. э.). Фото автора

12 апреля и 7 сентября. Первая дата приходится на самый конец сухого сезона. Поэтому ученые предполагают, что 12 апреля определяло начало выжигания растительности на полях вокруг Копана[7]. Когда вечером 12 апреля солнце заходило точно за стелу на западе, по всей долине рассылались гонцы, извещавшие земледельцев о том, что боги приказали утром начать выжигание полей.

Земледельцы майя путем длительных опытов сумели вывести высокоурожайные сорта основных сельскохозяйственных растений — маиса, бобовых, тыквы, а ручная техника обработки небольшого лесного участка и сочетание на одном поле посевов нескольких культур (например, маиса и фасоли) позволяли долгое время сохранять его плодородие и не требовали частой смены участков. Н. И.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpress

«Естественно, что ручная культура майя, так же как ацтеков и сапотеков, должна была быть интенсивной (курсив мой. — В. Г.). Отсутствие сельскохозяйственных животных заставило человека ограничить площадь посева небольшими участками, обрабатывать тщательно небольшие площадки, вырабатывать своеобразные навыки ухода за растениями, как, например, надлом початков кукурузы перед созреванием… Возделывание растений мелкими делянками заставило уделить внимание самому растению… Многие сорта кукурузы, папайи, фасоли, плодовых и хлопчатника достигали здесь большого совершенства…»[8].

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Клиника "Идеал"